Пятница, 05.03.2021, 21:46
Приветствую Вас Гость | Регистрация | Вход

Николай Башмаков

Меню сайта
Категории каталога
Лирика. Рассказы, миниатюры. [20]
Рассказы, миниатюры.
Юмористические рассказы, байки, миниатюры. [28]
Сатирическая страничка [29]
Реплики, полемика, "загадки", сатирический словарик
Для детей. Сказки. [14]
Сказки для детей, детские "фантазии".
Публицистика [61]
Статьи в газеты, реплики и пр.
Армейские байки [15]
Интересные армейские случаи и истории, превратившиеся в анекдоты и байки.
Анекдоты [16]
Анекдоты автора и пользователей сайта.
Отрывки из новых книг [9]
Отрывки из опубликованных и новых книг.
Природа и люди. Рассказы. [10]
Ироничные рассказы серии "Природа и люди".
Встречи с читателями [47]
Фотографии, краткие отчеты и ответы на вопросы читателей.
Страничка пчеловода. [16]
Некоторые секреты и советы практического пчеловодства.
ТВВИКУ [5]
Тюменское высшее военно-инженерное командное училище.
Форма входа
Поиск
Друзья сайта
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Каталог произведений

Главная » Произведения » Отрывки из новых книг

Рассказ о штрафной роте

Рассказ о штрафной роте.

 ( К 65-летию Победы.)

 От автора: В основу этого повествования положен реальный

                                                              эпизод войны,  рассказанный моим

                                                                 отцом: Башмаковым Борисом Ильичем,

                                                                 с 1942года  и до конца войны воевавшим

               на передовой.                                         

 

- Петр Григорьевич, расскажите о штрафниках? Их  сейчас преподносят, как главных героев войны!

- И это полуправда. Тут тоже все не однозначно. В штрафных батальонах было много людей, угодивших туда за различные провинности с передовой. Эти воевали, как надо. Иногда даже геройски. Они стремились кровью искупить свою вину. Но еще больше в штрафных батальонах было уголовников. Тех, кого заставили воевать силой. Вот от них героизма ждать не приходилось.

Ты вот сильно переживаешь, что остался жив, а твои товарищи погибли. Я тоже побывал в такой ситуации. Как раз тогда, когда выполнял задачу совместно со штрафной ротой. Расскажу тебе эту историю, и ты поймешь: в штрафбатах был разный народец. И воевал этот народец по-разному.

 

* * *

 

Я воевал в саперной роте и по возрасту был таким, как ты, когда меня назначили помощником командира взвода. Фактически мне пришлось командовать взводом. Старый командир взвода был ранен, а пришедший вместо него младший лейтенант командовал всего неделю и погиб от пули снайпера. Немецкие снайперы специально охотились за офицерами, и необстрелянные командиры часто становились их добычей.

Со дня на день мы готовились к переходу в наступление, но когда меня, помкомвзвода, вызвал сам командир полка, я сильно струхнул. Подполковник Сафронов слыл крутым мужиком. Мы уважали его, но боялись, как огня. Меня вызвали на КП вместе с командиром штрафной роты  капитаном Сорокиным. Мой саперный взвод придавался этой роте для проделывания проходов в минных полях. Командир полка лично поставил нам задачу.

Перед правым флангом обороны полка возвышалась господствующая над местностью высотка, занятая немцами. Почти такая же высота, но чуть в глубине немецкой обороны, была и перед левым флангом. Эти высотки  мешали  нашей дивизии, как кость, застрявшая в горле. При любой фронтальной атаке наступающие оказывались в низине, которая простреливалась с этих высоток. Поэтому, прежде чем переходить в наступление, нужно было овладеть ими. Такая задача и была поставлена полку: провести разведку боем и захватить господствующие высоты. Там, где наметится успех, развивать наступление.

Уже позднее я узнал, силы, которые должны были атаковать правую и левую высоту, были неравными. Левофланговую высоту поручалось взять лучшему в полку батальону, усиленному полковой артиллерией. Правофланговую высотку должна была взять штрафная рота, в интересах которой должен был действовать только один  саперный взвод. Задача саперам была определена конкретно: проделать проходы в минных полях, пропустить по этим проходам роту и содержать проходы на случай развития наступления.

Ты спросишь, почему такое неравенство при выполнении вроде бы равноценных задач? Мне тогда тоже было это непонятно, но приказ обсуждать было не принято. Его нужно было выполнять. Зато любой из наших современников, сильный задним умом, почти наверняка объяснит это тем, что штрафников на войне не жалели и бросали  на самые опасные участки.

На самом деле все было не так. Никакой опытный, уважающий себя командир не пошлет штрафников на направление главного удара. Сделать так, означало: поставить выполнение полученного приказа под угрозу срыва. На главное направление командир пошлет тех, на кого он может полностью положиться.

Подполковник Сафронов уже выбрал главное направление для атаки, и атака штрафной роты была лишь отвлекающим маневром. Я, как и капитан Сорокин, конечно, этого не знал. Мы считали: именно от нас зависит успех полка. Но об этом чуть позже, а сначала о том, как протекал сам бой.

За ночь саперы моего взвода успешно проделали проходы и в своих и в немецких минных полях. Как ни странно, противник нас почти не беспокоил. С началом артподготовки я доложил капитану Сорокину о выполнении задания и  показал ему проходы на местности. Светало, но видимость была плохая и, чтобы атакующие не сбились, саперы подсвечивали проходы фонариками. Я думал, что основную задачу взвод выполнил успешно, и в душе даже рассчитывал на похвалу. Но капитан повел себя странно. Он не доверял молоденькому сержанту и потребовал, чтобы саперы атаковали противника вместе с его ротой, причем впереди.  Доводы у него были железные: "Людей у меня не хватает, а вы, если плохо разминировали, сами и подорветесь!"

Я попытался возразить: "Мне был приказ лишь проделать проходы и содержать их!"

В ответ на это Сорокин загнул трехэтажным матом, выхватил пистолет и пригрозил сей же час пристрелить меня, если я откажусь выполнить его приказ.

И вот тут я смалодушничал: "и вправду пристрелит, а разбираться потом будут без меня". Я дал команду своим саперам подготовиться к атаке. Сам, чтобы не выглядеть трусом, настраивал себя выскочить из траншеи первым.

Как только начала стихать канонада артподготовки, взлетела ракета, и мы поднялись в атаку. Сорокин бежал впереди. Чуть в стороне бежал здоровенный детина, которого все звали Гога. Гога был правой рукой Сорокина и пользовался непререкаемым авторитетом у той части роты, которая состояла из уголовников. Я и еще несколько моих саперов бежали следом, стараясь не отстать. Сорокин был боевым офицером. Я не знал, за что его определили в штрафбат, но мужик он был опытный и смелый. Мы пробежали треть пути, когда с высотки ударил пулемет. Сорокин упал на землю и перекатился чуть в сторону. Плюхнулся следом за ним  и я. Как только пулеметчик перенес огонь на других и над нами перестали посвистывать пули, мы поднялись и побежали снова. Так за несколько перебежек достигли вершины. Я оглянулся. Вместе с нашей троицей до верха добежали лишь четверо моих саперов и  два штрафника. Немцев на позиции не было. В траншее, испуганно озираясь, с поднятыми руками стоял молоденький немецкий солдат.

"Сталин гут! Гитлер капут!.. Сталин гут! Гитлер капут!.. – беспрерывно повторял пулеметчик, вымаливая себе пощаду.

- Ах ты, фашистская сука!!! – звериным рыком закричал на него Сорокин, – положил всю роту а теперь в плен собрался?! Мне пули для тебя жалко! – он стал доставать висящий на поясе нож, но Гога с полуслова понял командира, подскочил к немцу, сдернул с того каску и ударом пехотной лопаты раскроил пулеметчику череп.

Я впервые видел подобную жестокость. Она меня потрясла, но на этом мои потрясения не кончились. Штрафная рота, которую "положил один пулеметчик", вдруг начала оживать. Вот тут до меня и дошло. В атаке добросовестно участвовали только пятеро опытных штрафников да мои саперы. Уголовники после первой же очереди попадали на землю и лежали, пока пулемет не замолк. Потерь среди них не было, за исключением двух раненых в руку. Ранение давало шанс на снятие судимости. (Искупил вину кровью).

В моем взводе было два человека убито, еще четверо получили ранения. Из пятерых штрафников, участвовавших в атаке, убит был один.

Стала понятна и причина пассивного поведения немцев на этой высоте. На соседней высотке, где наступал пехотный батальон, гремел настоящий бой. А нам фрицы дали зеленый свет. Я тогда был еще не силен в тактике, но понял: немцы хотели обхитрить нас и заманить в ловушку. Мы быстро взяли высоту, и, если бы полк нанес главный удар на нашем направлении, в глубине немецкой обороны наши подразделения неминуемо попали бы в огневой мешок. Тогда как на левом фланге, сразу за высотой, начинался удобный для наступающих пологий  склон.

Наши командиры разгадали замысел немцев, но мне от  этого было не легче. Мой и без того куцый взвод в самом начале наступления потерял шестерых бойцов. И за "самовольное" участие в атаке я вместо награды чуть не угодил под военный трибунал. Спасибо Сорокину. Капитан честно доложил командиру полка, что заставил меня идти в атаку угрозой.  Сафронов, конечно, взбеленился на капитана, но меня простил.

Я стоял возле КП и, размазывая по лицу слезы, слушал, как командир полка "разносил" командира штрафной роты.

- Под суд надо отдать тебя капитан, а не этого сержанта! Сейчас у меня нет на это времени, но я тебя предупреждаю: еще одно такое самовольство и я сделаю с тобой то, чем ты грозил этому юнцу! Пристрелю тебя лично!.. Стрелков, не умеющих толком стрелять у меня много, а саперов – кот наплакал… Без них в наступление не пойдешь! А ты  знаешь, сколько нужно времени, чтобы подготовить опытного сапера?!

Так моя молодость и последовавшее за этим боем наступление спасли меня от позора. Но я еще долго корил себя за то, что из-за моей робости погибли мои товарищи. Только потом, когда побывал в более сложных передрягах, пришло осознание: на войне бывает всякое и распускать нюни по каждому поводу не резон. На войне каждую секунду нужно воевать!

(Отрывок из книги "Чеченский порог").

 

 

 

Категория: Отрывки из новых книг | Добавил: nbbashmakov (25.04.2010)
Просмотров: 1896 | Комментарии: 3 | Рейтинг: 5.0/2 |
Всего комментариев: 3
avatar
1 LybaSem49 • 12:46, 27.04.2010 [Материал]
Это меня потрясло.Ничего подобного я прежде не читала. Рассказ ценен тем ,что написан со слов человека ,который собственными глазами видел страшные ужасы войны.Изложено очень понятным языком. Повествование от первого лица.Читая ,становишься как бы участником происходящих действий.Без излишеств и красивых слов. Герои рассказа люди разные .Полковник Сафронов-крутой мужик,его боялись ,но уважали. Этим всё сказано. Капитан Сорокин-штрафник,но неизвестно по какой причине попал в штрафную роту. Война его сделала бесжалостным , ожесточённым, но в конце узнаём ,что он остаётся честным.. Помкомвзводу сапёрной роты характерны неопытность, робость ,боязнь не выполнить приказ Сорокина.. Из-за этого гибнут его бойцы.
Ужас вызывает эпизод,где так жестоко Гога расправляется с молодым немецким пулемётчиком. Ведь этому солдату также дали оружие в руки и заставили убивать себе подобных. Я думала , как с ним можно было поступить по-другому в условиях боя? Наверно,только взять в плен.Война влияет на характеры людей,заставляет человека привыкнуть к смерти. На любой войне одни оказываются трусами,приспособленцами,а другие -героями.
СПАСИБО!
avatar
2 nbbashmakov • 13:11, 28.04.2010 [Материал]
На войне случается всякое... И этим все сказано. Реальную правду о войне не подгонишь ни под какой стандарт, ни под какую пропаганду. А тех, кто эту правду знает, с каждым годом становится меньше.
avatar
3 LybaSem49 • 22:50, 09.05.2010 [Материал]
Меня ещё на свете не было,когда шла эта кровопролитная война.О ней я узнавала из прочитанных книг.Я всегда своим воспитанникам рассказываю о героизме и мужестве солдат ,отстоявших нашу свободу и независимость,о трудовых подвигах людей тыла,о том какой вклад внесли тюменцы , приближая победу.
Николай Борисович,спасибо Вам за рассказы о войне. Поздравляю Вас с праздником-Днём Победы!Желаю Вам и Вашим близким здоровья,радости,мира и процветания.
Хочется закончить призывом Р. Рождественского.
Люди! Помните!
Через века,через года,-помните!
О тех, кто уже не придет никогда,- помните!
Не плачьте! В горле сдержите стоны, горькие стоны.
Памяти павших будьте достойны! Вечно достойны!

Встречайте трепетную весну, люди Земли.
Убейте войну, прокляните войну, люди Земли!
Мечту пронесите через года и жизнью наполните!..
Но о тех, кто уже не придет никогда,- заклинаю,- помните!

avatar