Понедельник, 25.05.2020, 05:38
Приветствую Вас Гость | Регистрация | Вход

Николай Башмаков

Меню сайта
Категории каталога
Лирика. Рассказы, миниатюры. [18]
Рассказы, миниатюры.
Юмористические рассказы, байки, миниатюры. [27]
Сатирическая страничка [29]
Реплики, полемика, "загадки", сатирический словарик
Для детей. Сказки. [13]
Сказки для детей, детские "фантазии".
Публицистика [58]
Статьи в газеты, реплики и пр.
Армейские байки [15]
Интересные армейские случаи и истории, превратившиеся в анекдоты и байки.
Анекдоты [16]
Анекдоты автора и пользователей сайта.
Отрывки из новых книг [9]
Отрывки из опубликованных и новых книг.
Природа и люди. Рассказы. [10]
Ироничные рассказы серии "Природа и люди".
Встречи с читателями [47]
Фотографии, краткие отчеты и ответы на вопросы читателей.
Страничка пчеловода. [16]
Некоторые секреты и советы практического пчеловодства.
ТВВИКУ [5]
Тюменское высшее военно-инженерное командное училище.
Форма входа
Логин:
Пароль:
Поиск
Друзья сайта
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Каталог произведений

Главная » Произведения » Отрывки из новых книг

Правда фронтовика.

Правда фронтовика-очевидца.

(К 65-летию Победы).

 

Томительные дни ожидания скрашивали беседы с Петром Григорьевичем. Старый учитель оказался удивительно хорошим собеседником. Они говорили много и обо всем. Димка досадовал. Почему такой грамотный, много знающий человек должен был вдалбливать историю в головы людей, которых эти знания интересовали меньше всего. А в его русском селе Большая Гора историю преподавал бывший чиновник, ныне обыкновенный пьяница, Семен Семенович, который путал восстание Разина с восстанием Пугачева и нес чушь о том, как адмирал Ушаков вместе с адмиралом Нахимовым по приказу Петра Великого разбили турецкий флот в Средиземном море.

Петр Григорьевич знал много такого, о чем не прочтешь в обычных книгах. Часто говорили они и о войне. И о той – Великой Отечественной, и об этой – контрпартизанской.

О далекой для Димкиного поколения войне историк говорил интересно и нестандартно. В его словах и доводах чувствовалась уверенность фронтовика-очевидца. Старик рассказывал об этой войне не только как историк, а как непосредственный ее участник. И эти знания очевидца меняли Димкины представления о войне, сформированные постсоветской пропагандой. Одна из таких бесед ему особенно хорошо запомнилась.

 

* * *

 

- Вот ты спрашиваешь, – отвечал на Димкин вопрос Петр Григорьевич, – чем отличается та война от этой? Отличается многим. Прежде всего, масштабами и, конечно, тем, что она была с нашей стороны справедливой, освободительной. Любая война, сынок (он все чаще стал так обращаться к Димке), скверная штука. Особенно мерзко, если эта война ведется против своего же народа. Но и на освободительной Отечественной было всякое.

Я попал на фронт примерно таким, как ты. Нас тогда не спрашивали: готов ты или не готов.  Нужно было спасать Родину,  и учились воевать мы сразу на передовой. Кто выжил, тот и научился.

Было все: и стойкость, и героизм, и трусость, и предательство. Героизма, конечно, было больше. Иначе мы бы не победили в той страшной бойне. Героизм был не единичным, он был массовым.

- А вот по телевидению все время говорят: массового героизма не было. Люди воевали из чувства страха, под дулами автоматов заградотрядов. Это было на самом деле?

- Ну, о пропаганде разговор особый.  Пропаганда  всегда искажает действительность в пользу той или иной власти. В советское время  много говорили о героизме и забывали о предательстве и просчетах. Сейчас у власти пришел другой класс, и пропаганда перевернула все наоборот.

- Но ведь в таком же духе  пишет и снимает фильмы о войне творческая интеллигенция. Это же грамотные люди. Кто их заставляет быть необъективными и писать в угоду власти?

- У меня есть этому объяснение.  Я не согласен с тем, что вся творческая интеллигенция подстраивается под власть. В этой среде много самостоятельных, честных людей, способных объективно оценивать и историю, и современную действительность. Другое дело, что этим людям искусственно перекрывается доступ к массовому читателю и зрителю.  Скажу об этой проблеме немного образно. Видишь ли, и телевидение, и искусство сейчас в руках детей и внуков тех, кто воевал на "ташкентском фронте". И они подают историю войны так, как им вдолбили в голову их отцы.

- А разве Ташкентский фронт был? Вроде бы немцы дошли только до Сталинграда.

- Да нет. "Воевал на ташкентском фронте" говорили о тех, кто уклонился от фронта и был эвакуирован в тыл. Среди тех, кто имел "броню", было много порядочных людей, нужных стране и народу, а были и такие, что прикрывались "броней", чтобы спасти свою шкуру. Особенно много такого народца было в среде околотворческой интеллигенции. Вот они и стали мишенью для едкой иронии фронтовиков. Фронтовики недолюбливали их так же, как вы сейчас не любите  "закосивших" от армии.

Когда закончилась война,  праздновал победу весь народ. Фронтовики с гордостью носили боевые награды и рассказывали своим детям о боях и битвах, в которых участвовали. А что своим детям мог рассказать о войне "ветеран ташкентского фронта"? Им приходилось оправдываться и выкручиваться перед потомством, чтобы прикрыть комплекс своей неполноценности. Они "видели" войну по-своему и "освещали" по-своему, принижая героизм фронтовиков и оправдывая свою трусость. От них и пошло все это: и на войну людей гнали под страхом расстрела (будто бы и не было миллионов добровольцев); и "бездарные" полководцы зазря положили слишком много народа; и в плен сдавались целыми армиями; и не было героизма, а люди сражались из чувства страха; и немцы бежали обратно в Берлин, испугавшись не нашего солдата, а русских морозов.

Их дети и внуки хорошо усвоили эту науку и, когда дорвались до власти, начали показывать воинский и трудовой подвиг народа в искаженном виде.  Тем более по этим же самым направлениям принижала и принижает нашу Победу западная пропаганда. Эти потомки ищут правду о войне в мусорном баке. При этом постоянно настраивают людей: дескать, еще не открыты "секретные архивы", где и сосредоточена "вся правда" о войне. А тех, кто воевал на этой войне и действительно знает правду,  они игнорируют. Вот как не станет совсем нас, фронтовиков, свидетелей той войны, так "откроют"… Откроют такое, чего  на самом деле и не было… Опровергнуть их и плюнуть им в глаза будет уже некому.

- Ну, почему некому? Ведь честных людей на свете больше. Да и свидетельств о войне осталось много.

- Нет, в условиях современного информационного прогресса поставить все с ног на голову легче, чем раньше. Легче переписать историю, легче вдолбить ее "новый" вариант тем самым честным людям, о которых ты говоришь. Тут все зависит от степени контроля над информационным полем. А контроль этот со стороны власти сейчас почти тотальный.

- Но как можно вдолбить то, чего не было? Если наши взяли Берлин, разве это опровергнешь?

- Опровергнуть этот очевидный факт, конечно, нельзя. Но принизить и свести все к "случайности" и "везению" можно. Можно и убедить в этом весь мир. И повернуть дело так, что народ, победивший в войне, потеряет (фактически уже потерял) веру в себя  и свои силы. А таким народом управлять легко.

- Да, Вы объясняете образно, но очень понятно. Я спрошу еще раз о войне. Петр Григорьевич, а скажите честно, заградотряды действительно были? И свои стреляли по своим?

- На той войне всякое было. Иногда и  свои стреляли по паникерам и предателям. От них ведь вреда порой было больше, чем от немца. Были и заградотряды на отдельных важных участках, где отступать было уже нельзя. Ну, например, в степях под Сталинградом в сорок втором. Но это были отдельные случаи. В таких масштабах, как сейчас преподносится, заградотряды не создавались. Лично я за всю войну их не видел ни разу. Вообще-то ими больше пугали тех, кто способен был бежать с позиции. Говорят, у страха глаза велики. Вот эти трусы и раздули миф о заградотрядах. В реальности у командования не было столько войск НКВД, чтобы прикрывать ими действующий фронт. Эти отряды ловили шпионов и диверсантов, и только  иногда, если припечет, их использовали как резерв для закрытия брешей в обороне.

Должен тебе сказать, армия училась воевать в ходе боев, потому и был этот негатив. И сдача в плен, и бегство с позиций. После сорок второго солдат понял главную истину: плен или бегство с поля боя гораздо хуже, чем стойкая оборона. При грамотной обороне больше шансов уцелеть и выжить. Поэтому заградотряды были уже в принципе не нужны. Хотя отрицать не буду, командиры иногда пугали ими малодушных бойцов. Особенно штрафников.

Отрывок из книги "Чеченский порог". (Роман "Динозавр из поколения "пепси").

Категория: Отрывки из новых книг | Добавил: nbbashmakov (19.04.2010)
Просмотров: 1338 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 5.0/1 |
Всего комментариев: 1
avatar
1 LybaSem49 • 14:03, 20.04.2010 [Материал]
Прочитала на одном дыхании.В голове моей роятся разные мысли!Так ненавязчиво , понятно,просто Вы отвечаете на Димкины вопросы и на мои тоже. Огромное желание прочитать всю книгу!
Несомненно,сердцу каждого из нас дорог День Победы. Мой отец ушёл добровольцем на фронт.По возвращению вскоре умер. Мне было 6 лет. 15-летней девчонкой,моя мама работала на руднике в Таджикистане.Там добывали песок,а из песка вымывали вольфрам для "Катюш". Я о войне знаю только из прочитанных книг и просмотренных фильмов.Тех ,кто видел войну не по телевизору, становится всё меньше и меньше с каждым годом. Бесспорно,тему войны надо освещать в литературе. Надо ,особенно молодому поколению, объяснять какой ценой досталась победа ,надо показывать величие подвига наших отцов и дедов..И ничто иное ,как книга ,не сможет нам передать это великое и трагическое событие- Великую Отечественную войну.
Николай Борисович, СПАСИБО.
avatar